Почему мы марксисты?

Капитализм находится в глубочайшем кризисе в своей истории. Этот экономический, социальный и политический кризис выражается в политических беспорядках и растущей классовой борьбе по всему миру. Хотя правящий класс и пытается похоронить марксизм, на самом деле он актуален как никогда. В данной статье Алан Вудс объясняет сущность марксизма и его роль в сегодняшнем мире.


[Source]

В 1992 году Фрэнсис Фукуяма опубликовал книгу под названием «Конец истории и последний человек», которая мгновенно стала бестселлером. В нем он громко провозгласил смерть социализма, коммунизма и марксизма и окончательный триумф рыночной экономики и буржуазной демократии. Распад Советского Союза означал, что отныне возможна только одна система: капиталистическая рыночная экономика, и в этом смысле история закончилась.

Эта идея, казалось, была подтверждена очевидным успехом рыночной экономики, отмеченным последовавшими годами роста прибыли и практически непрерывного экономического подъема. Политики, крупнейшие банкиры и менеджеры с Уолл-стрит были убеждены, что наконец-то укротили циклическую природу капиталистического развития. Все было к лучшему в этом лучшем из всех капиталистических миров.

Но не так уж легко обмануть историю. С тех пор ее колесо повернулось на 180 градусов. Всего через шестнадцать лет после появления книги Фукуямы кризис 2008 года привел к тому, что все здание глобального капитализма оказалось на грани краха, ввергнув мир в самый глубокий кризис с 1930-х годов. И он все еще изо всех сил пытается выбраться из пропасти.

Каждое из самонадеянных предсказаний Фукуямы было опровергнуто последующими событиями. До краха 2008 года буржуазные экономисты утверждали, что якобы больше не будет никаких циклов подъема и спада, что этого явления в экономике больше не существует. Они разработали замечательную новую теорию, названную «гипотезой эффективного рынка», согласно которой нерегулируемый рынок сам разрешит все проблемы.

На самом деле, в этом нет ничего нового. Это просто повторение старой идеи, содержащейся в законе Сэя, о том, что в рыночной экономике спрос и предложение будут уравновешивать друг друга, что делает невозможным кризис перепроизводства. Маркс разбил эту бессмыслицу более века назад. На утверждение, что «рано или поздно» спонтанные рыночные силы все уладят, Джон Мейнард Кейнс выступил со знаменитым ответом: «В конце концов все мы умрем».

Сегодня камня на камне не осталось от старых иллюзий. Буржуазия и ее стратеги находятся в состоянии глубочайшего замешательства. В 1930-х годах Троцкий говорил, что буржуазия «катится к катастрофе с закрытыми глазами». Эти слова определенно применимы к нынешней ситуации. Они могли быть написаны вчера.

Становится все более очевидно, что капитализм исчерпал всякий прогрессивный потенциал. Вместо того, что бы развивать общество, науку и технологии, он все более затормаживает и подрывает их развитие. Сегодня уже никто не верит в то, что мы находимся на пороге экономического оздоровления. Производительные силы стагнируют, фабрики закрываются одна за другой, миллионы оказываются безработными.

Все это симптомы наглядно показывают, что развитие производительных сил в мировом масштабе вышло за узкие рамки частной собственности и национального государства. Это самая фундаментальная причина нынешнего кризиса, обнажившего банкротство капитализма в самом буквальном смысле этого слова.

Повсюду симптомы кризиса проявляются экономически, социально и политически. Огромная китайская экономика, которая сыграла важную роль в стимулировании мировой торговли и экономического роста, резко замедляется, в то время как в Японии наблюдается стагнация. Так называемые развивающиеся экономики в той или иной степени находятся в кризисе. США переживают социально-политический кризис, который не имеет аналогов в наше время.

По другую сторону Атлантики европейский капитализм находится в критическом состоянии. Бедственное положение Греции наглядно подтверждает болезненное состояние европейского капитализма. Не лучше ситуация в Испании и Португалии. Не сильно отстают от них Франция и Италия. После своего решения о выходе из ЕС Великобритания, которая раньше считалась одной из самых стабильных стран в Европе, вступила в нисходящую спираль экономического кризиса, падающего фунта и хронической политической нестабильности.

Буржуазные экономисты и политики, прежде всего реформисты, отчаянно ищут признаки возрождения, чтобы выйти из этого кризиса. Они смотрят на восстановление бизнес-цикла как на спасение. Нынешние лидеры рабочего класса, профсоюзные лидеры и социал-демократические политики считают, что этот кризис временный. Они думают, что все можно решить, внеся небольшие изменения в существующую систему, что все, что нужно — больше контроля и регулирования, и тогда мы можем вернуться к прежним условиям.

Но этот кризис не является обычным кризисом, он не временный. Это знаменует собой фундаментальный поворотный момент в процессе, когда капитализм зашел в исторический тупик. Лучшее, что можно ожидать —слабое восстановление, сопровождающееся высокой безработицей и длительным периодом жесткой экономии, сокращений и снижения уровня жизни.

Кризис буржуазной идеологии

Марксизм — это прежде всего философия и мировоззрение. В философских трудах Маркса и Энгельса мы находим не замкнутую философскую систему, но целый ряд блестящих открытий и указаний, которые, если бы они были вполне разработаны, обеспечили бы ценное дополнение к методологическому арсеналу науки.

Нигде кризис буржуазной идеологии не проявляется так ясно, как в области философии. На ранних этапах, когда буржуазия выступала за прогресс, она была способна породить великих мыслителей: Гоббса и Локка, Канта и Гегеля. Но в эпоху собственного старческого упадка буржуазия не способна создавать великие идеи. На самом деле она вообще не способна производить какие-либо новые идеи.

Поскольку современная буржуазия не способна на смелые обобщения, она отрицает само понятие идеологии. Вот почему постмодернисты говорят о «конце идеологии». Они отрицают концепцию прогресса просто потому, что при капитализме дальнейший прогресс уже невозможен. Маркс однажды написал: «Философия и изучение действительного мира относятся друг к другу, как онанизм и половая любовь». Современная буржуазная философия предпочитает первое последнему. Стремясь бороться с марксизмом, она отбросила философию к худшему периоду своего старого, изношенного и бесплодного прошлого.

Диалектический материализм — это динамичный взгляд на понимание природы, общества и мышления. Это далеко не устаревшая идея XIX века, это поразительно современный взгляд на природу и общество. Диалектика устраняет фиксированный, жесткий, безжизненный взгляд на вещи, которые были характерны для старой механистической школы классической физики. Он показывает, что при определенных обстоятельствах вещи могут превратиться в свою противоположность.

Диалектическое представление о том, что постепенное накопление небольших изменений в критической точке может превратиться в гигантский скачок, получило поразительное подтверждение в современной теории хаоса и ее производных. Теория хаоса положила конец тому узкому механическому редуктивному детерминизму, который доминировал в науке более ста лет. Уже в XIX веке марксистская диалектика была предвосхищением того, что теория хаоса выражает математически: взаимосвязь вещей, органическая природа отношений между различными сущностями и процессами.

Изучение фазовых переходов является одним из важнейших направлений современной физики. Существует бесконечное количество примеров одного и того же явления. Превращение количества в качество является универсальным законом. В своей книге «Прогноз» североамериканский ученый Марк Бьюкенен показывает это в таких разнообразных явлениях, как сердечные приступы, лавины, лесные пожары, рост и падение численности животных, биржевые кризисы, войны и даже изменения в моде и школах искусства. Еще более удивительно, что эти события могут быть выражены в виде математической формулы, известной как степенной закон.

Эти замечательные открытия были давно предвосхищены Марксом и Энгельсом, которые поставили диалектическую философию Гегеля на рациональную (то есть материалистическую) основу. В своей «Науке логики» (1813 г.) Гегель писал о том, в истории стало нормальным выводить великие события из множества малых причин. Это было задолго до того как появилось такое понятие как «эффект бабочки». Как и извержения вулканов и землетрясения, революции являются результатом медленного накопления противоречий в течение длительного периода. Процесс в конечном итоге достигает критической точки, в которой происходит внезапный скачок.

Исторический материализм

Всякая общественная система полагает, что она представляет собой единственно возможную форму человеческого существования, что ее учреждения, религия и мораль не имеют альтернативы. Именно в это верили и каннибалы, и жрецы Египта, и Мария-Антуанетта, и Николай II. Именно эту убежденность стремился продемонстрировать Фрэнсис Фукуяма, когда он без малейших оснований заверял нас, что так называемая система «свободного предпринимательства» является единственно возможной системой — именно тогда, когда она начинала приходить в упадок.

Так же, как Чарльз Дарвин показал, что виды не являются неизменными, что они обладают прошлым, настоящим и будущим, меняются и развиваются, так же Маркс и Энгельс показали, что данная существующая социальная система не является чем-то вечным. Аналогия между обществом и природой, конечно, лишь приблизительная. Но даже самый поверхностный анализ истории показывает, что рассмотрение его развития лишь как постепенного движения является необоснованным. Общество, как и природа, знает длительные периоды медленных и постепенных изменений, но и здесь постепенная линия прерывается взрывными событиями — войнами и революциями, в которых процесс изменений чрезвычайно ускоряется. Фактически именно эти события выступают главной движущей силой исторического развития.

Коренная причина революционных изменений заключается в том, что определенная социально-экономическая система достигла своих пределов и не может развивать производительные силы как раньше. Марксизм анализирует скрытые главные источники, которые лежат в основе развития человеческого общества от самых ранних племенных обществ до наших дней. Материалистическая концепция истории позволяет нам понимать историю не как ряд несвязанных и непредвиденных инцидентов, а скорее как часть четко понятного и взаимосвязанного процесса. Это ряд причин и следствий, которые охватывают политику, экономику и весь спектр общественного развития.

Связь между всеми этими явлениями представляет собой сложную диалектическую цепочку. Очень часто предпринимаются попытки дискредитировать марксизм, прибегая к карикатуре на его метод исторического анализа. Обычное искажение заключается в том, что Маркс и Энгельс якобы «сводили все к экономике». На этот очевидный абсурд много раз отвечали Маркс и Энгельс, как в следующем фрагменте письма Энгельса к Йозефу Блоху (1890 г.):

Согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу.

Коммунистический манифест

Самая актуальная книга, которую можно прочитать сегодня, это «Коммунистический манифест», написанный в 1848 году. Правда, ту или иную деталь нужно было бы изменить, но во всех основах идеи «Коммунистического манифеста» так же актуальны сегодня, как и когда они были впервые выдвинуты. Большая часть книг, написанных полтора столетия назад, сегодня представляют чисто исторический интерес. Да и многим нашим современным «экспертам» было бы стыдно читать сегодня то, что они написали лишь вчера.

Что наиболее поразительно в «Манифесте», так это то, как он предвосхищает наиболее фундаментальные явления, которые в настоящее время занимают наше внимание в мировом масштабе. Давайте рассмотрим один пример. В то время, когда Маркс и Энгельс писали, мир крупных транснациональных компаний все еще был музыкой очень далекого будущего. Несмотря на это, они объяснили, как «свободное предпринимательство» и конкуренция неизбежно приведут к концентрации капитала и монополизации производительных сил.

Честно говоря, смешно читать заявления защитников «рынка» относительно якобы имеющей место ошибки Маркса в этом вопросе, когда на самом деле это был один из его самых ярких и точных прогнозов. Сегодня абсолютно бесспорным является тот факт, что процесс концентрации капитала, предвиденный Марксом, произошел, происходит и действительно достиг беспрецедентного уровня в течение последних нескольких десятилетий.

В течение десятилетий буржуазные социологи пытались опровергнуть эти утверждения и «доказать», что общество становилось все более равным и что, следовательно, классовая борьба была столь же устаревшей, как ручной станок и деревянный плуг. По их словам, рабочий класс исчез, а мы все были средним классом. Что касается концентрации капитала, то будущее было за малым бизнесом, за формулой «small is beautiful» («маленькое прекрасно»).

Как иронично звучат эти заявления сегодня! В настоящее время во всей мировой экономике доминирует не более 200 гигантских компаний, подавляющее большинство которых базируется в США. Процесс монополизации достиг беспрецедентных масштабов. Крупнейшие корпорации мира имеют богатство, которое намного превышает богатство многих национальных государств — яркая иллюстрация растущей мощи крупного бизнеса. Исследование, проведенное благотворительной организацией по борьбе с бедностью Global Justice Now, показало, что среднее число предприятий находящихся под контролем 100 ведущих экономических субъектов подскочило до 69 в 2015 году по сравнению с 63 в 2014 году.

Всего 147 корпораций, которые образуют «супер-объединение», контролируют 40% мирового богатства. Эти мегакорпорации являются настоящими правителями мировой экономики. 10 крупнейших корпораций — включая Walmart, Apple и Shell — зарабатывают больше денег, чем большинство стран мира вместе взятых. Стоимость топ-10 корпораций составила 285 трлн долларов, что превышает объем экономик 180 стран, включая Ирландию, Индонезию, Израиль, Колумбию, Грецию, Южную Африку, Ирак и Вьетнам.

Ленин указывал, что на империалистической (монополистической) стадии развития экономическая власть сосредоточена в руках крупных банков. Этот анализ полностью подтверждается нынешней ситуацией. В мировой экономике доминирует финансовый капитал. Швейцарский федеральный институт (SFI) в Цюрихе опубликовал исследование под названием «Сеть глобального корпоративного контроля», которое доказывает, что во всем мире работает небольшой консорциум корпораций — главным образом банков.

Вот список крупнейших банков: Barclays, Goldman Sachs, JPMorgan Chase & Co, Vanguard Group, UBS, Deutsche Bank, Bank of New York Mellon Corp, Morgan Stanley, Bank of America Corp, Société Générale. Спекулятивная деятельность этих мощных финансовых институтов, тесно связанных сложной сетью инвестиционных схем, деривативов и т. п., послужила катализатором глобального финансового краха. Джеймс Глаттфелдер, теоретик сложных систем в SFI, объясняет: «Фактически менее одного процента компаний смогли контролировать 40 процентов всей финансовой сети».

Концентрация капитала сопровождается постоянным ростом неравенства. Во всех странах доля прибыли в национальном доходе находится на рекордно высоком уровне, а доля заработной платы — на рекордно низком уровне. Глобальное неравенство растет, и теперь половина мирового богатства находится в руках всего 1% населения.

Подобно группе ненасытных людоедов, эти гигантские компании постоянно пожирают друг друга в слияниях и поглощениях, где миллиарды долларов тратятся в неистовой попытке увеличить размер и прибыльность крупных монополий. Эта лихорадочная деятельность свидетельствует не о реальном развитии производительных сил, а об обратном. За этим корпоративным каннибализмом неизбежно следуют разграбление активов, закрытие заводов и увольнение, то есть массовое и бессмысленное уничтожение средств производства и жертва тысяч рабочих мест на алтаре под названием Прибыль.

Проповедуя необходимость экономии, банкиры и капиталисты постоянно обогащаются, извлекая рекордные суммы прибавочной стоимости из рабочего класса. В США рабочие производят в среднем на треть больше, чем десять лет назад, однако реальная заработная плата в реальном выражении стагнирует или падает. Прибыли стремительно растут, и богатые становятся все богаче за счет рабочего класса.

Глобализация

Давайте возьмем другой, еще более яркий пример: глобализация. Сокрушительное доминирование на мировом рынке является наиболее важным проявлением нашей эпохи, и это должно быть недавним открытием. Фактически, глобализация была предсказана и объяснена Марксом и Энгельсом более 150 лет назад. В первом разделе «Манифеста коммунистической партии» мы читаем следующее:

Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, — отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литература.

Сегодня этот анализ был блестяще подтвержден. Тем не менее, когда был написан «Манифест», практически не было эмпирических данных, подтверждающих такую гипотезу. Единственной действительно развитой капиталистической экономикой была Англия. Растущие индустрии Франции и Германии (последняя даже не существовала как единое целое) были по-прежнему защищены высокими тарифными барьерами — факт, о котором сегодня удобно забыть, поскольку западные правительства и экономисты проводят строгие лекции для остального мира о том, что нужно открыть свою экономику.

Так называемая глобализация является выражением неизбежной тенденции капитализма выходить за узкие пределы национального рынка и развивать и интенсифицировать международное разделение труда. Это открывает великолепную перспективу будущего процветания и сотрудничества между всеми народами мира. Но при капитализме этот чудесный потенциал человеческого развития превращается в смирительную рубашку производства с целью получения прибыли. Отнюдь не улучшая перспективы экономического и социального развития, он становится готовым рецептом грабежа всей планеты в интересах гигантских корпораций. Далекий от уменьшения противоречий и уменьшения риска войн и конфликтов, он усилил их, вызывая одну войну за другой.

В глобальном масштабе результаты глобализированной «рыночной экономики» ужасают. По данным ООН, 1,2 миллиарда человек живут менее чем на два доллара в день. Из них восемь миллионов мужчин, женщин и детей умирают каждый год, потому что им не хватает денег, чтобы выжить. Все согласны с тем, что убийство шести миллионов человек во время нацистского Холокоста было ужасным преступлением против человечества, но здесь у нас есть молчаливый Холокост, который убивает восемь миллионов невинных людей каждый год, и никто не говорит об этом.

Рядом с самыми ужасными лишениями и человеческими страданиями соседствует оргия непристойных доходов и показного богатства. Согласно индексу Bloomberg Billionaires Index, самые богатые 30 человек в мире контролируют ошеломляющую часть мировой экономики: 1,23 триллиона долларов. Это больше, чем годовой ВВП Испании, Мексики или Турции.

Восемнадцать из этой группы — из США. Восемь самых богатых миллиардеров мира контролируют такое же богатство, как и самая бедная половина населения земного шара, что является наиболее ярким признаком постоянно растущей и опасной концентрации богатства. Благотворительная организация Oxfam, которая опубликовала данные, заявила, что кучка богачей во главе с основателем Microsoft Биллом Гейтсом держит «гротескное» состояние в 426 миллиардов долларов, что равно общему состоянию 3,6 миллиардов самых бедных людей в мире.

Помимо Гейтса в состав группы входят Амансио Ортега, основатель испанской модной сети Zara, и Уоррен Баффет, крупный инвестор и исполнительный директор Berkshire Hathaway.

Другие в списке — Карлос Слим Хелу, мексиканский телекоммуникационный магнат и владелец конгломерата Grupo Carso; Джефф Безос, основатель Amazon; Марк Цукерберг, основатель Facebook; Ларри Эллисон, исполнительный директор американской технологической фирмы Oracle; и Майкл Блумберг, бывший мэр Нью-Йорка и основатель и владелец службы новостей и финансовой информации Bloomberg.

За рациональное производственное планирование

Необходимость гармонизировать огромные ресурсы нашей планеты с помощью рационального планирования производства стала абсолютной необходимостью. Капиталистическая система — это анархическая система, основанная на жадности и постоянном поиске новых способов эксплуатировать и насиловать планету, чтобы увеличить богатство и власть немногих. Крупные корпорации продемонстрировали безрассудное пренебрежение к окружающей среде. В своем безумном поиске прибыли они уничтожили тропические леса, отравили моря, уничтожили множество видов растений и животных и загрязнили воздух, которым мы дышим, воду, которую мы пьем, и еду, которую мы едим. Продолжение капиталистической системы представляет собой смертельную угрозу планете, на которой мы живем, и самому будущему существованию человечества.

Объективно говоря, существуют все условия для решения каждой из стоящих перед нами проблем. Человечество держит в своих руках все необходимые технологические и научные средства для искоренения нищеты, болезней, безработицы, голода, бездомности и всех других зол, которые вызывают бесконечные страдания, войны и конфликты. Если это не сделано, то не потому, что это невозможно, а потому, что мы столкнулись с ограничениями экономической системы, основанной исключительно на прибыли.

Потребности человечества не входят в расчеты банкиров и капиталистов, которые правят планетой. Это центральный вопрос, ответ на который определит будущее человечества. Благотворительная организация Oxfam призывает к созданию новой экономической модели, чтобы обратить вспять неумолимую тенденцию к неравенству. Но нужно не возиться с изжившей себя системой, а свергнуть ее.

Историческая задача буржуазии — смести все барьеры, мешавшие развитию производительных сил при феодализме: местные налоги, валюты и тарифные барьеры, бесконечные пошлины, препятствующие свободному развитию торговли, местную ограниченность и идиотизм сельской жизни. Великим завоеванием буржуазии стало создание национального рынка и, на этой основе, национального государства в современном понимании этого слова.

Но развитие производительных сил при капитализме давно вышло за узкие пределы национального рынка, который теперь превратился в преграду для экономического развития, так же, как в прошлом ею была локальная ограниченность феодализма. Наступление глобализации является лишь выражением того факта, что национальное государство пережило свою полезность и стало препятствием на пути человеческого прогресса.

Двумя главными препятствиями на пути развития человечества являются: с одной стороны, частная собственность на средства производства и, с другой стороны, это устаревший остаток варварства, национальное государство. Историческая задача пролетариата — разрушить эти барьеры на пути развития цивилизации. Частная собственность будет заменена демократическим планированием производства. А национальное государство будет отправлено в отдельную комнату в музее исторических древностей.

Социалистическая революция сметет все национальные барьеры и освободит огромный потенциал для развития производительных сил, создав мировую социалистическую федерацию, которая будет планировать производство и гармонично объединять огромные ресурсы нашей планеты для удовлетворения потребностей всего человечества, а не жадности нескольких сверхбогатых паразитов.

Классовая борьба

Исторический материализм учит нас о том, что бытие определяет сознание. Идеалисты всегда настаивали что сознание — это двигатель прогресса человечества. Но даже самое поверхностное изучение истории показывает, что человеческое сознание склонно следовать за событиями. Далекое от революционности, оно изначально глубоко консервативно.

Большинству людей не нравится идея перемен и еще менее им симпатична идея насильственных методов изменения существующего положения. Они склонны держаться за знакомые идеи, знакомые учреждения, традиционную мораль, религию и ценности существующего общественного порядка. Но вещи диалектически переходят в собственную противоположность. Рано или поздно, сознание жестко приводится в соответствие с реальностью. Это и есть революция.

Марксизм показывает, что в конечном счете ключом ко всему общественному развитию является развитие производительных сил. До тех пор, пока общество движется вперед, то бишь пока оно способно развивать индустрию, сельское хозяйство, науку и технологии, значительное большинство людей продолжает рассматривать его как приемлемое. В таких условиях люди как правило не ставят под вопрос существующий порядок, его мораль и законы. Напротив, они рассматривают их как естественные и неизменные: словно восход и закат солнца.

Большие исторические события необходимы для того чтобы массы отбросили тяжкое бремя традиций, привычек и обычаев и восприняли новые идеи. Такова позиция материалистического понимания истории, блестяще выраженного Марксом во фразе «бытие определяет сознание». Великие события необходимы чтобы продемонстрировать шаткость старого порядка и убедить массы в необходимости опрокинуть его. Этот процесс не является автоматическим и требует времени.

Еще недавно казалось что классовая борьба в Европе стала делом далекого прошлого. Но теперь все накопленные противоречия выходят на поверхность, подготавливая путь повсеместному взрыву классовой борьбы. Всюду, включая США, разворачиваются бурные события. Резкие и внезапные изменения заведомо заложенны в такую ситуацию.

Когда Маркс и Энгельс написали «Манифест коммунистической партии», они были еще молодыми людьми, 29 и 27 лет соответственно. Они писали его в период темной реакции. Рабочий класс казался неподвижным. Сам «Манифест» писался в Брюсселе, куда они вынуждены бежать от политических преследований. И все же, только «Манифест» увидел свет в феврале 1848 года, на улицах Парижа уже разразилась революция и распространилась словно пожар по всей Европе в течение нескольких месяцев.

Мы вступаем в крайне тревожный период, который продлится несколько лет, аналогично периоду в Испании с 1930 по 1937 год. Будут поражения и неудачи, но в этих условиях массы будут учиться очень быстро. Конечно, мы не должны преувеличивать: мы все еще находимся на ранних этапах процесса радикализации. Но совершенно ясно, что мы являемся свидетелями начала изменения сознания масс. Все больше людей ставят под сомнение капитализм. Они открыты идеям марксизма также как и раньше. В предстоящий период за идеями, которые были имели хождение среди небольших групп революционеров, будут охотно следовать миллионы.

Поэтому мы можем ответить г-ну Фукуяме следующим образом: история не закончилась. На самом деле, она едва ли началась. Когда будущие поколения будут оглядываться назад на нашу нынешнюю «цивилизацию», они будут иметь примерно то же отношение к ней, что и мы к каннибализму. Приоритетным условием для достижения более высокого уровня человеческого развития является прекращение капиталистической анархии и создание рационального и демократического планирования производства, в котором мужчины и женщины могут взять свою жизнь и судьбу в свои руки.

«Это невозможно, это утопия!» — скажут нам самозваные «реалисты». Но что совершенно нереально, так это представить, что проблемы, стоящие перед человечеством, могут быть решены на основе нынешней системы, которая привела мир в его нынешнее плачевное состояние. Сказать, что человечество неспособно найти лучшую альтернативу закону джунглей, — значит возводить чудовищную клевету на человечество.

Используя колоссальный потенциал науки и техники, освободив их от оков частной собственности и национального государства, можно будет решить все проблемы, которые угнетают наш мир и угрожают ему разрушением. Настоящая человеческая история начнется только тогда, когда мужчины и женщины покончат с капиталистическим рабством и сделают первые шаги в направлении царства свободы.

Join Us

Join the International Marxist Tendency and help build a revolutionary organisation to participate in the struggle for socialism worldwide!

In order to join fill in this form and we will get back to you as soon as possible.