События, которые привели к внеочередным президентским выборам в Украине, начались с требования евроинтеграции. И так совпало, что выборы в Украине (с минимальным в истории участием – на уровне 55% по данным центральной избирательной комиссии) проводились в тот же день, что и выборы в Европарламент, где участие было еще ниже – на уровне 43%. В Украине в первом туре выборов с явным отрывом победил олигарх Петр Порошенко, набрав 54% (по данным подсчета 80% голосов). Юлия Тимошенко намного отстала, набрав 13%, а ее бывший соратник-популист Олег Ляшко – чуть более 8%.

За два дня до референдума в Донецкой и Луганской областях, киевские власти, неспособные подавить восстание в Донбассе, активизируют военную истерию, свертывают демократических права и интегрируют фашистские военизированные формирования в государственный аппарат. Между тем растет активность рабочего класса в контролируемых повстанцами районах.

«Социализм хорош на словах, но он никогда не будет работать: ведь если каждый получит все, что ему нужно, трудится он или нет, то у человека не останется никакого стимула к труду!» — таков один из самых типичных и карикатурных доводов против социализма.

Протесты в Боснии представляют собой новый, более высокий этап в молекулярном процессе европейской революции. Героическое революционное движение боснийских рабочих и молодежи является ярким примером для будущих движений в Европе и во всем мире.

Драматические события на Украине привели к падению Януковича. Но на самом деле это не конец драмы, лишь возможный конец ее второго акта. В решающий момент никто не был готов рискнуть своей жизнью, чтобы защитить режим, прогнивший изнутри до такого состояния, когда одного энергичного толчка хватило, чтобы обрушить его на землю. Власть попала в руки оппозиции, как перезрелое яблоко падает с дерева. Вопрос в том, что они будут с ней делать?

Заря нового 2014-го года пробуждает воспоминания о другом Новом годе, столетней давности — 1914-м, когда миллионы людей, точно в бреду, приближались к бездне.

Они перепрыгивают границы, бросают вызов всем преградам, смеются над угрозами, ужасают правящий класс и сметают все силы государства. Их нельзя остановить. Массовые протесты распространяются от одной страны к другой, оказываясь сюрпризом для всех сил старого общества. Они не знают как реагировать. Если они ничего не делают — движение растет, если пытаются сокрушить его — растет еще быстрее.

Сперва Тунис, затем Каир, Висконсин, теперь Испания. Кризис капитализма привел в движение цунами, которое невозможно контролировать. Все представители старого порядка объединились чтобы остановить его: политики и полиция, судьи и профсоюзные бюрократы, попы и «интеллектуалы». Но цунами революции катится от страны к стране, от континента к континенту.

Революционный подъем сирийских масс вызвал много смущения и путаницы среди сирийских левых. В, так называемых, «прогрессивных» и «левых» кругах многие выразили свое негативное отношение к революционному движению, по сути дела, повторяя вслед за официальной пропагандой режима рассказы о «империалистическом заговоре», «исламском экстремизме» и «агентах-провокаторах», но все это абсолютно неверная трактовка ситуации.

Революция в Египте достигает критической точки. Старая государственная власть разваливается под жестким напором масс. Но революция – это борьба живых сил. Старый режим не собирается сдаваться без боя. Контрреволюционные силы готовятся идти в наступление. На улицах Каира разворачивается свирепая битва между сторонниками и противниками Мубарака.

Призыв Уго Чавеса создать V интернационал вызвал бурное обсуждение в рядах рабочего движения Латинской Америки и всего мира. Марксисты не могут быть равнодушны к этому вопросу. Как нам относиться к этому?